Староста

        Буквально на днях прошло собра­ние старост района. Принял в нём участие и Тимерзагит Хасанов из Зейлево. До его начала у нас про­изошла встреча с ним. Вообще-то она была не запланированная. - Как раньше было: за всё в деревне отвечал бригадир. Конечно, на нём перво-наперво лежала ответственность за урожай на полях, удои да привесы на фермах, подготовку техники к севу - за производство, одними словом. Но у него была и другая ноша, не менее серьёзная. Работа с людьми. Если положить на безмен, неизвестно, какое крыло перетянет. Не хватает соломы - идут к нему, нужна лошадь - к бригадиру с поклоном, коль кто захворал, а больного в центр требуется доставить - выручай, бригадир. Приходилось ему и воспитательную работу вести. Надебоширит иной, так разбираться приходилось, опять-таки бригадиру. Благо большинство из них мандаты депутатские имело .

      А сейчас бригадиров нет. Понятное дело, производством есть, кому заниматься - председателю, специалистам. А кому сподручней работать с людьми? Кто донесёт о нуждах простых селян до слуха руководителей, сельсовета? Вот тут как раз и вырисовывается фигура старосты. Конечно, это лицо общественное. Труд его деньгами не вознаграждается. За «спасибо» он работает.

       Тимерзагит Гилемханович и не помнит, как оказался старостой.

      Кушнаренковский техникум без отрыва от производства окончил. Пришёл-то туда не по своей воле - председатель настоял. К тому времени дела животноводческие познал на все сто.

      Тимерзагит Гилемханович как вышел на пенсию, так с лошадкой и не расставался. И люди, кто по привычке, кто, зная добрый нрав своего односельчанина, приходили за советом, помощью, за  его лошадкой. Никому не отказывал. По его  инициативе поскотину, где паслось стадо жителей деревни, от поля оградили. Здесь =   первую скрипку играл староста. В День пожилых, в День Победы, праздники, будни Тимерзагит Гилемханович обходит одиноких старушек, интересуется, навещают ли дети-внуки, в чём испытывают нужду. Никто об этом его не просит. Делает это он от души.

      В своё время имя комсомольца Тимерзагита было на слуху. Он выступал с высоких трибун в Уфе, в районе. Мало кто знает: он - лауреат республиканской премии имени «Сергея Чекмарёва».

    -Слушай, староста,- говорю ему,- давай-ка тебя сфотографирую. При всем параде, с орденами и медалями.

    Ну и капризный же ты, комса! - говорю нарочито. - Вот этот, Трудовой Славы тре­тьей степени, идет слева. К сердцу ближе. Этот орден, тоже Трудовой Славы, только уже второй степени, пристегнём рядышком. Слушай, а ведь до полного кавалера орденов Трудовой Славы совсем немного не дотянул.

     -Золотую медаль ВДНХ прикрепим справа. Вот ты и джигит первостатейный! А скажи, за что тебя так награды любили?

          Наше хозяйство добивается хороших результатов. Пустяшный вроде пример: в пять, бывало, встаешь на работу на ферму, а дороги рас­чищены от снега. На ферме созданы все условия, вплоть до комнаты отдыха, душевых. Как тут хорошо не работать.

    - Помню, когда ты работал на интенсивном откорме крупного рогатого скота, средне­суточные привесы превышали килограмм.

   -Даже больше. Мой рекорд был равен 1200 граммам! Ниже 800 граммов показатели не снижались. Сейчас таких привесов не видно. Почему? Потому что хозяйства упор делают на производство молока. А мясо вроде бы убыточно. Наверное, рынок диктует.

   Хамит Набиев, районная газета «Юлдаш. Вести» (с сокращениями).

 

Фотографии: 

Подписаться на ежедневную подборку новостей