Садретдин «Герман» Саяпов из Кисак-Каина

Участвовал в Первой мировой войне и дед моего мужа, Садретдин Мирсаяпович Саяпов, который родился 2 марта 1881 года. Когда началась война, он был уже женат и имел троих детей. Его призвали в армию. В одном из боев снаряд упал рядом с Садретдином, его завалило землей, однако, боевой товарищ, к счастью, выкопал нашего деда. (К слову, они после этого очень сдружились и тесно общались и после войны.)

Садретдин попал в плен к немцам. Его увезли в Германию. Как он впоследствии вспоминал, в числе других военнопленных построили их для «покупателей». Одна немка пальцем показала на него. Он был высокий, статный, видимо, понравился. Так деда отдали в работники этой немке. Проработал он у нее четыре года: выполнял всю тяжелую работу по хозяйству. Расчетливая немка давала ему для еды четыре килограмма картофеля в день. В то время, когда пришла весть о том, что пленных надо отпустить домой, дед наш был болен. Хозяйка его лечила, ухаживала за ним и отпустила лишь по выздоровлении. Вернувшись из плена, дед признался, что в Германии у него остался сын. Уже в наши дни одна из внучек пыталась искать сына-немца, обращалась в «Жди меня», однако, результатов это не дало.

После войны у нашего деда родились еще трое детей. Три сына Садретдина Мирсаяповича участвовали во Второй мировой войне. Один из них навеки остался на поле брани, второй вернулся инвалидом.

Садретдин Саяпов был единственным крестьянином-единоличником села Кисак-Каин. Односельчане после участия в войне прозвали его «Герман» (с ударением на втором слоге). С началом коллективизации надел земли и скотину у него отобрали. Остался дед с одной коровой, в маленьком домишке и приусадебным участком. Он был очень трудолюбивым и сильным человеком. Поскольку лошадь отобрали, сам, впрягавшись в телегу, возил не только дрова и сено, но даже и бревна для постройки нового дома. Выращивал картофель, уплотняя его подсолнухом, мастерски плел лапти. Всем этим торговал на рынке, и небезуспешно – покупатели знали, что у него самые вкусные семечки и лучшая обувка.

Он мало рассказывал о войне и жизни в плену. А близкие не расспрашивали его, думали, наверное, что успеется, что наступит день, когда можно будет услышать обо всем, что пережил их отец и дед. Умер Садретдин-Герман на 91-м году жизни…

Д. АХКЯМОВА.

Фотографии: 

Подписаться на ежедневную подборку новостей