Простое великое дело (Абзелиловский район)

   Вспоминая этого замечательного человека, наши беседы с ним, могу сказать одно: при всех своих глубочайших знаниях Борис Федорович  никогда не был самоуверенным.  Никогда в его разговорах не проскальзывало даже  намека небрежной снисходительности к тем,  кто по сравнению с его громадным опытом являлся просто желторотым  наивным воробышком. От него исходила невероятная сила доброты и уважения. Душевной теплоты. И даже сегодня спустя шесть лет после его смерти я каждый раз,  приезжая в ГСУ,  невольно кидаю взгляд в сторону сторожки, где он всегда сидел за столом. А вдруг?!  Но он незримо здесь. Вот его фото на стене. На столе – полевые журналы, которые он всегда заполнял на пару  со своей супругой. «Сыновья – на поле,   им некогда, а знаешь, сколько бумажной волокиты? Все же нужно зафиксировать. Это же не просто так, это опыты... » Эти же слова на днях я услышала вновь. От Таисии Васильевны.  Да, она, верная и любимая спутница Бориса Федоровича, здесь, на рабочем посту...

  • Дома в такую пору мне никак не усидеть. Магнитом сюда тянет. Да и вся семья здесь. Вот бы  сейчас муж порадовался! Сыновья у нас на сортучастке все выросли, а сейчас – внуки. Боря, сын Сергея, сейчас  возит урожай с полей. Он – студент Южно–Уральского госуниверситета, будущий инженер. Сыновья Алексея – Илья, Семен – еще школьники, но все каникулы провели за работой. Особенно одержим полем младший, Семен. Тринадцать лет ему. С утра  не спит, свои обязанности по дому исполнит, кроликов покормит, ему их соседка, Райса Габбасовна, подарила,  – и к 8.30 готов выехать в ГСУ. Здесь вон сейчас то валки ворошит, то на другом конце поля выполняет задание отца. Даже правнучка моя, внучка Федора, уже тут на госсортучастке отметилась. Им есть в кого походить: Борис Федорович удивительно любил эту землю. 41 год проработал на сортучастке. Требовательный был ко всем агротехнологическим мероприятиям. Не дай бог, что не так.  В 2008 году ему легкое удалили. Профессора – отец и сын Каменевы – сделали эту сложнейшую операцию. Только на седьмые сутки он вышел из комы, а всего пролежал в реанимации 23 дня. При выписке ему наказали: машину не водите, берегите себя. Сергей привез нас домой, а утром муж – в гараж, вывел автомобиль. Соседка слышу, спрашивает его:
  • Куда? 
  • На работу, – отвечает он.

Это был август. Время уборки. Сразу вывел комбайн  на опытные делянки. Все – болеть некогда. У него на первом месте была работа, на втором – работа, на третьем... и на  последнем – тоже работа. Единственное, что замечала – мне то он не признавался  никогда, когда себя неважно чувствовал, старался один не ездить, то  с сыновьями едет, то одного внука прихватит с собой, то – другого. Даже в последний свой день приехал вечером с работы,  а ночью – ушел от нас навсегда...– эти  слова Таисии Васильевне и сейчас даются нелегко.

  До последнего вздоха на посту. Ради этих полей Борис Федорович отказался от регалий, от высоких постов. Не нашел времени оторваться от дел даже на  защиту  кандидатской, готовой кандидатской диссертации.

  • Учиться он любил. Мы ведь  с ним в одной школе учились в Янгельском, я его помню, хоть и помладше была, потому что он меня  за косички на переменках дергал. Родители у него,Федор Иванович, механизатором работал,  мама, Александра Федоровна, дояркой. Из крестьянской  семьи он. Получил аттестат, потом его призвали на службу. Попал  на  морфлот, а там тогда нужно было служить  целых 4 года. По семейным обстоятельствам через 3,5 года вернулся домой. Его тут же избрали председателем комскомитета колхоза. А летом Боря сдал вступительные экзамены и поступил в  Башкирский сельскохозяйственный институт. У него там много было земляков. Вместе с ним учились Максют Мусин, Нафик Фаизъянов, Булат Миянов, Мукмин Фазлетдинов, Рафик Рахматуллин, Рашит Рахматуллин... Ушло сейчас это поколение горячих, талантливых ребят, которые после вуза вернулись в родной район, стали специалистами, а потом и руководителями хозяйств, организаций и учреждений. Доброе имя оставили, светлая им память всем.  Там,  в Уфе,   мы с Борисом встретились вновь. Я   работала   медсестрой в 13–ой больнице. 4 года дружили. После окончания сельхозинститута Борис вернулся  в Янгельское, а я все оставалась в Уфе. В один из дней он сделал решительный шаг, скомандовал,  приедет машина, Сафаргалей, мой друг, я ему велел все твои вещи забрать, оставить тебе только сумочку и документы, чтобы ты могла уволиться. Так и началась у нас потом семейная жизнь в Янгельском. А там он, до моего приезда, жил в двухэтажке в комнате вместе с Миллятом Хакимовым, еще одним  экономистом из Казани... В общем, он всех  попросил освободить помещение в связи с женитьбой. Сергей, Федор у нас  в Янгельском родились. С теплотой вспоминаю эти годы. Трудное было время, дети росли, но оно было душевнее, что–ли... Не деньгами мы измеряли свое благополучие, а возможностью общаться, быть нужными, полезными обществу. Борис сыновей никогда не заставлял что–то делать, просто говорил: надо. Весной вместе с ним они выходили в поле. Он их учил, как правильно делать замеры, чтобы колышки стояли правильно. Все, что  они сейчас знают и умеют, это идет у них еще от отца. Даже я после того, как отработала больше 20 лет фельдшером, пришла работать сюда. И даже в Баймакский сельхозтехникум  поступила, – рассказывает Таисия Гусева.

 Богатое наследство оставил детям  Борис Федорович: любовь к земле. Все трое сыновей: Сергей, Федор, Алексей работают на госсортучастке,  который по праву носит имя лучшего в системе госсортоиспытания республики. База ГСУ, начавшаяся  с небольшой деревянной избушки, стараниями Бориса Федоровича,  а сейчас и его сыновей,  превратилась в современный комплекс с добротными складскими помещениями, новыми ЗАВами, зерносушилкой. В гараже рядом с бережно хранимой техникой, на которой работал еще Борис Федорович, стоят новейшие  высокопроизводительные сельхозмашины и агрегаты.  Преумножая,  приумножили.

 

Тансулпан ЮМАГУЖИНА, кореспондент газеты “Абзелил”

Фотографии: 

Подписаться на ежедневную подборку новостей