Посторонним вход разрешён!

Первый учёный

Здесь много Васильевых. Из которых немалая часть по праву гордится тем, что имеет какое-то отношение к Валериану Васильеву, дом-музей которого расположен прямо в центре села.

— Валериан Михайлович (до крещения — Гайса Всатаев) — первый марийский ученый, доктор наук, — начинает экскурсию Елена Гильмитдинова. — Фольклорист, этнограф, филолог, он положил начало марийскому языкознанию. А родился и вырос вот здесь. Этот дом точно восстановлен по макетам. А на бюст перед входом собирали всем миром. Есть даже изданная брошюра, в которой указано, кто сколько внес. В общей сложности получилось почти 124 тысячи рублей.

По значимости для своего народа Васильев вполне сопоставим с Ломоносовым. Факт невероятный: степень доктора наук он получил без защиты диссертации, по совокупности трудов. Его пример — другим землякам наука. Отсюда немало людей известных вышло. Да взять ту же Елену Гильмитдинову: наш гид с успехом выступала на «Поле чудес» у Якубовича, которого сразила наповал исполнением народной песни. Дошла до финала, уже знала правильный ответ — очередь вращать барабан была не ее... Ну, да ладно, это всего лишь игра. Зато уроки английского и французского, которые преподает Елена, неизменно проходят на ура. Еще бы. В Сусады-Эбалаке построена школа, о которой могут мечтать города. Целый храм науки!

Чтоб урок пошёл впрок

Построили школу в 2015-м по федеральной программе поддержки села. Красавица на 120 мест нашпигована компьютерами, интерактивными досками, прочими атрибутами процветания. Шикарный спортзал и столовая, уютные классы и группа, где готовят к первому классу дошколят — здесь есть все. Как и должно быть на родине большого ученого, по стопам которого пойти немало желающих. Но преподаватель марийского языка и литературы Виталий Ильин посетовал огорченно:

— Жаль, что дети приходят в школу, практически не зная родного языка. Обучать приходится с азов, что задачу значительно усложняет. Это говорит о том, что в семьях на бытовом уровне родной язык начинают забывать.

— Это так, — согласна завуч Оксана Федорова. — Мы думаем, как изменить ситуацию. Заинтересовать молодежь могут, например, дискотеки на марийском языке, постановки, спектакли. Но главное все же — семья.

Сохранение родного языка, без чего невозможно продолжение народных традиций, — очень серьезная, но не единственная проблема. Еще одна связана с демографией. Нынче в школе нет старших классов — не набралось учеников. Анализ показывает, что число первоклассников в ближайшие годы тоже не увеличится.

— Здесь небольшая тенденция в сторону плюса наметилась, — заверила управляющая делами сельского поселения Александра Изинбаева. — В прошлом году отмечался рост рождаемости. Из 84 молодых семей у нас 24 — многодетные. Так что будет кому в школе учиться. В нее ведь возят детей из шести окрестных деревень.

— В селе даже улица Молодежная не так давно появилась, — уточняет председатель Марийской национально-культурной автономии Янаульского района «Эрвел мари» Александр Гайсин. — На ней строят дома в основном молодые семьи. Вообще, вопросы демографии для нас — разговор особый. Мы, марийцы, хотим, чтобы нас было больше. Радует, что это понимают те, за кем слово. Сейчас вот у Алексеевых побываем.

Самые читающие и спортивные

После серого дня и холодного дождичка дом Алексеевых кажется особенно теплым и уютным.

— Все хорошо, конечно, только тесновато стало, — встречает хозяйка Ольга Алексеева. — Нас ведь семеро уже на две небольшие комнаты. Ничего, участок уже получили, скоро строить новый дом начнем. Сейчас главное — проект продумать. У меня пока времени много, в декрете сижу, так что есть возможность все преду­смотреть.

Старшему из детей Алексеевых, Евгению, уже 16 стукнуло, младшему, Тимуру, — год. А ведь когда-то не думала — не гадала Елена, что окажется в Сусады-Эбалаке. Но красавец Сергей очаровал и увез из Янаула. О чем, впрочем, сама она нисколько не жалеет:

— Здесь все здорово: природа, люди. И сельскую жизнь полюбила. Нас ведь много, потому и хозяйство большое: телята, корова, свиньи, птица, огород. Дети, кто постарше, уже помогают.

Дети в этой семье не просто помогают, а кругом успевают. Главное — в учебе. Плюс Алексеевы — второй призер районного конкурса «Читающая семья». Плюс они же — лучшая спортивная семья! Вот они, кубки да медали. Многие привезены домой пятиклассником Никитой. За что? Ответьте, только честно: сколько раз подтягиваетесь на перекладине? 12-летний Никита — 20 раз. А вам не слабо? Спортивной гимнастикой парень увлечен настолько, что пора бы передать его в руки опытных тренеров. А пока вместе с отцом установили турник во дворе и состязаются, кто кого.

— Ольга, пятеро детей — это вы молодцы. А почему не шестеро или семеро?

— Вот дом построим — видно будет...

«Дружба», проверенная временем

По словам моих спутников, обойти стороной дом, стоящий прямо напротив Алексеевых, ну никак невозможно. Потому что живет в нем Виталий Федоров, сделавший для села столько, что не перечислишь.

Виталий Федорович нетороплив, обстоятелен:

— Ну сделал, конечно, не я. Республика помогала, район поддерживал. Главное было эту помощь пробить. Я, как председатель колхоза «Дружба», а потом сельсовета, был, само собой, в центре событий. Помню, когда Дом-музей Васильева обустраивали, направил бригаду рабочих и технику в Пермский край за лесом. А знаете, что самое поразительное? Село наше самый расцвет переживало в лихие 90-е, когда все шаталось и рушилось. У нас же тогда и газ появился, и асфальт. Но главное даже не это...

Основной своей заслугой собеседник считает то, что удалось сохранить на плаву, буквально удержать за волосы хозяйство. Ведь многие соседи, в том числе и более преуспевающие, выстоять не сумели, нет их теперь. А «Дружба» — вот она. Если не процветает, то на ногах стоит очень крепко.

— Конечно, в свое время иначе было, — вспоминает Федоров. — Мы держали большое поголовье свиней и овец, гораздо шире были посевные площади, стадо КРС значительно превосходило нынешнее. Но вот что скажу. Я в курсе всего, что происходит в хозяйстве. И могу утверждать: кризис позади, теперь можно развиваться и уверенно смотреть в будущее.

Что касается села, у него тоже хорошие перспективы. Тревожит по большей части то, что нет достойной, хорошо оплачиваемой работы. Люди вынуждены ездить на северные вахты, в Янаул. Это не дело, конечно. Вот над чем, прежде всего, нужно поработать тем, кто сегодня у власти. Правильно, Миша? — приобнимает подошедшего внука. — Сейчас будем уроки учить, все втроем, еще бабушку привлечем. А что делать — программа у них такая.

Между прочим, накануне Миша едва до дома дошел. Вывихнул ногу, балуясь с приятелями. А сегодня — бегает как ни в чем не бывало. Все просто: свозили мальчишку в соседнюю деревню, где народный умелец все в момент поправил. Таких в этих краях немало. Как и историй — одна другой интереснее.

Как тётя Рая табор спасла

— Наши целители науку у стариков постигали. Те — у своих дедушек и бабушек. Так что много веков этим умениям, — говорит Александр Гайсин. — Насколько все это действенно? А вы на Мишу посмотрите. Вчера парень еле из школы до дома доковылял, а сегодня носится, как метеор. Не знаю даже, о ком рассказать. Ну вот есть у нас тетя Рая. Пришли к ней как-то цыгане. Жена его барона никак родить не могла. Дело же такое: не оставит барон наследника — в таборе разброд пойдет, борьба за власть начнется, очень плохо все может кончиться. Привезли супругу барона к тете Рае, и через девять месяцев та родила сына! После этого Раин дом цыгане буквально завалили всяким добром. Или Свету Васильеву возьмем. Привезли к ней парня-инвалида. Официальная медицина уже не бралась за него. Шутка ли: врожденный вывих сразу трех позвонков. Она массаж начала делать, другие процедуры. В общем, вернулся молодой человек годным к строевой службе. Есть гадалки, к которым даже из Москвы едут. Несмотря на расстояние, могут точно указать место, где находится пропавший человек. Да что там, совсем недавно в сельсовете документ очень важный пропал. Всех на уши поставили — не могли найти. Одна работница, отчаявшись, к гадалке пошла, вся в слезах. Та картишки-то раскинула и говорит: ты, чем плакать, за ящиками своего стола посмотри. Сам присутствовал, весь сельсовет собрался: между ящиками и стенкой стола бумага была! Да я вас здесь на пару дней задержу, чтобы все рассказать. Добавлю только: у нас есть целители, которые лечат даже запущенный рак.

— Только не забудь уточнить, откуда всем этим людям даны такие дарования, — вступает в беседу главный карт (священник по-марийски) Янаульского района Геннадий Пастиев. — Это все к ним свыше пришло.

Языческие мотивы

Язычество для непосвященных — набор традиций и обрядов, которые непросто понять и принять. Хотя бы немного пугающе названное таинство жертвоприношения.

— Ничего пугающего нет, — утверждает Геннадий Пастиев. — Жертвоприношение — традиционный обряд. Для которого несколько лет выращивается и готовится специально скот. Мы собираемся вместе. Кто-то приводит быка, кто-то приносит птицу — с каждого по возможности. Затем мясо делится на две равные части, которые готовятся в двух котлах. После этого мясо из одного котла съедается всем миром, из второго — сжигается, чтобы, улетучившись, достичь наших богов. Главный из которых — Ош кугу Юно — очень требователен, строг и справедлив. Например, у нас есть запреты — табу, за нарушение которых он спросит очень сильно. Причем не обязательно с вас — возможно, с ваших детей или родственников. Чтобы лучше понять нас, нужно побывать на одном из наших праздников. Отведать наших традиционных блюд — блинов, пирогов, кваса. А вот в священные рощи марийцев доступ открыт не каждому. Ступить в нее можно лишь с чистыми помыслами, с открытой душой. Иначе жди беды. В каждой роще есть главное дерево — Она. Именно возле него и происходит все самое главное — жертвоприношение, общее празднование. Еще. Вы, наверно, видели шесты с полотенцами над могилами, когда проезжали мимо наших кладбищ? Так вот, такое полотенце дарит своему суженому невеста перед свадьбой. Оно с ним всю жизнь. А с ней — самый красивый платок, который молодожен смог найти. Кстати: возраст наших священных рощ порой опровергает факты, считающиеся незыблемыми. Например, говорят: Сусады-Эбалаку триста лет. А я утверждаю: больше! Потому что роща вблизи села старше! Но об истории вам другие расскажут.

«Мы все — одна община»

— Вся наша история связана с общиной, — считает Александр Гайсин. — Марийцы всегда все делали сообща. Вместе обрабатывали землю, строили деревни, радовались и горевали. Еще раз: община — во главе всего. Воевали за народное дело тоже сообща. В войске Пугачева марийцы были на особом счету. В Гражданскую прямо здесь, вот на этой земле, шли нешуточные бои, деревни по несколько раз в день переходили из рук в руки. Найти на огороде ржавую гильзу, в лесу — ржавый штык или даже револьвер проблема небольшая. Но хватит о войнах. Наш народ вообще-то мирный и приветливый. Кстати, вы никогда не видели «Серебряную веревочку»? А в Калтасах, когда мировой рекорд по длине танца устанавливали? Красиво было, правда? Но я вот к чему. У танца этого, нашего главного, история такая. В древние времена племена нашего народа жили в отдалении друг от друга. И добирались одно к другому по свету костров. По пути напевали, пританцовывали. Вот и появилась наша «Серебряная веревочка». К фольклору мы вообще относимся трепетно. В деревнях Рабак, Атлегач созданы народные ансамбли. Их репертуар — наследие предков, собранное по мелким крупицам. А еще — мы очень гостеприимны! Это еще одна наша национальная черта. Так что, добро пожаловать!

Андрей Ничков.

Опубликовано: 27.09.18 (09:12)Янаульский район
Фотографии: 

Подписаться на ежедневную подборку новостей