Погоня за сроками (Дюртюлинский район)

Хозяйства успешно справляются с посевной, но их беспокоит цена продукции.

Дюртюлинский механизатор Венер Ахиартдинов: «В добрых руках техника прослужит долго».

Посевная кампания в республике перевалила за экватор. Если ранее были опасения из-за позднего начала работ, то за последние дни сельчане сумели нарастить темпы и практически сравнялись с прошлогодним графиком. Сейчас аграриев больше беспокоят не трудности, возникающие во время полевых работ, а ожидание будущей цены урожая: после непродолжительного восстановления стоимости бушеля зерна на мировых рынках она вновь стала снижаться.

Между тем в Послании главы республики депутатам Госсобрания—Курултая Башкортостана Рустэм Хамитов обозначил агропромышленный комплекс «точкой роста всей региональной экономики». Село он назвал в числе приоритетов сразу же после нефтехимпереработки. Продукция «нефтянки» свою зону турбулентности, кажется, преодолела. Придет ли очередь аграрной сферы?

 Дорожающие продукты при низких ценах

— На самом деле мы следим за ценами, — признается глава администрации Дюртюлинского района Ринат Хайруллин. — На зерно они упали, и это нанесло ущерб хозяйствам. В прежние годы такое тоже происходило, но мы выходили из положения за счет животноводства — продавали больше молока. Нынешняя особенность — одновременное снижение цен и на зерно, и на молоко. В среднем наши хозяйства теряют по пять-шесть рублей за литр молока по сравнению с прошлым годом. Получается довольно крупная сумма по всему району.

Впрочем, глава района отмечает, что дюртюлинцы имеют запас прочности — к нынешней посевной они сумели подготовиться основательно. «У нас все есть на посевную, — говорит он. — Семена в полном объеме, горючее, исправная техника. Так что не без трудностей, но нынешний сезон мы сработаем хорошо, уныния в хозяйствах я не замечал».

 Выход из сложной финансово-экономической ситуации дюртюлинцы видят в снижении издержек, применении новых технологий, увеличении собственной переработки, чтобы получить большую добавленную стоимость на единицу продукции.

 — Хозяйства покупают достаточно много новой техники, — поясняет главный инженер сельхозуправления района Рузиль Садыков. — Десятки миллионов рублей тратят они на обновление парка, поэтому дешевая продукция села тормозит развитие. Для примера: одно из предприятий подсчитало, что только на подешевевшем молоке они потеряли за квартал более трех миллионов рублей. А ведь это стоимость двух тракторов «Беларус». Было бы не так обидно, если бы и цены на горючее, энергию, технику снижались. Но ведь закупочная цена на продукцию селян падает, а для потребителя ничего не меняется — он все равно видит в магазине дорожающие продукты.

У нас ответа на этот справедливый вопрос агрария нет.

На удивление немцам

Между тем даже из такой сложной ситуации дюртюлинцы находят выход.

 — Нам никогда легко не бывает, — дает свою оценку гендиректор племзавода «Ленина» Альберт Давлетбаев. — Но из любого положения можно извлечь выгоду. Были тяжелые времена, когда цена выращенного едва покрывала затраты. Мы тогда купили перерабатывающие цеха, мельницу поставили, открыли пекарню, маслосыроваренный завод заработал в середине 90-х. Потом стало выгодно продавать сырье, и мы цеха законсервировали. А теперь вновь возвращается прежняя ситуация, и сыроварня снова будет работать. Думаем, в июле уже будет продукция. Спрос на нее есть: «суккулевский сыр» еще три года продавался жуликами на рынке, хотя мы его не производили.

Хозяйство, как и все, пострадало от падения цен и на зерно, и на молоко. Но Альберт Давлетбаев сохраняет оптимизм.

— Зерна мало на рынке уже осталось, новый урожай еще нескоро, так что цены пойдут вверх, — считает он. — Повысится со второго полугодия и стоимость молока. Связано это с введением электронного учета объемов продукции. Ведь переработчики сейчас выпускают больше продуктов, чем покупают сырого молока. Откуда они его берут для работы? Ежу понятно, что работают серые схемы по завозу сухого молока, растительных жиров. Но ведь редко кто указывает на упаковке, что продукт не из цельного молока. Теперь придется наводить порядок в этой сфере, а отпускная цена производителей подрастет.

Впрочем, проведенная Роспотребнадзором масштабная проверка молочной продукции около 250 федеральных и региональных брендов признала, что фальсификатом могут считаться всего восемь процентов образцов. Информация о массовом добавлении в молочную продукцию растительных жиров не подтвердилась, пояснили проверяющие. А ведь еще недавно говорили, что до 80 процентов продукции российского молочного рынка не соответствует заявленным качествам.

 Во время проверки были взяты образцы творога жирностью 9 процентов, молока — 3,2 процента и сливочного масла — 72,5 процента. В результате самое большое количество недочетов выявили при исследовании творога. И то, судя по микробиологическим показателям, были нарушены условия транспортировки и хранения.

Наличие немолочных жиров проверка выявила лишь в восьми пробах молока из 90, отобранных для исследования, и в шести пробах творога из 73 отобранных. Может, не так страшен черт, как его малюют?

— Одна из причин турбулентности на молочном рынке — неравномерное развитие производства и переработки, — считает председатель совета Российского союза производителей молока Аркадий Пономарев. — Более 10 лет усилия государства были сконцентрированы на преодолении стагнации в молочном животноводстве. Но как только подтянули надои, остро встал вопрос нехватки перерабатывающих мощностей. В регионах с дефицитом перерабатывающих заводов цена на сырое молоко опустилась с 24 рублей до 19. Хозяйства уходят в отрицательную доходность. Еще несколько месяцев работы в таком режиме — и к осени производители начнут изводить скот.

 Альберт Давлетбаев, хотя в целом и поддерживает такое мнение, но перспективы своего хозяйства видит более радужными.

 — Мы перенимаем передовой опыт и внутри страны, и за ее пределами, — рассказывает он. — Совсем недавно, после поездки в Европу, купили в Венгрии 131 голштинскую корову. Селекцию ведем, продаем племенных телочек… Наши коровы в год дают более девяти тонн молока каждая. Много продаем продукции, но, как и все, потеряли в этом году — на 8,4 млн рублей меньше поступило от такого же объема проданного молока, на зерне потеряли 15 миллионов. Но что толку плакаться? Будем и дальше наращивать производство, прибыль-то все равно есть. Вот производство молока мы увеличили за год на 11 процентов, а продажи — на 28. За счет чего? Качество помогло. В зачет идет жирность и содержание белка. У нас молоко отличное, поэтому молзавод принимает наши ежедневные 10 тонн как 12.

Полученную прибыль племзавод тратит на обновление технического парка, реконструкцию помещений. Только в прошлом году на приобретение техники хозяйство израсходовало 64 млн рублей.

 — Много денег тратим на обновление семенного фонда, — говорит главный агроном хозяйства Ришат Гареев. — Более 60 процентов площадей засеваем элитными семенами. Удобрения вносим — 12 млн рублей на их покупку пошло, запаслись средствами защиты растений. Зерновые дают не менее 30 центнеров на круг, горох в прошлом году подкачал, считаю, 23 центнера с гектара получили. Механизаторы наши, отмечу, специалисты высокого уровня. К примеру, вот этому трактору Claas уже одиннадцать лет, а выглядит как новенький. В прошлом году, по-моему, к нам заезжал немец — руководитель этого завода. Он очень удивился, что у нас эта модель еще работает, да еще выглядит превосходно. Мы такой трактор уже не производим, сказал он. У них в Европе за это время поменялось бы несколько тракторов».

 Венер Ахиартдинов, работающий на этом самом Claas, пояснил, что секрета никакого нет. «Да разве это много? — в ответ удивляется он. — Я видел, по полям еще ДТ ходят 70—80-х годов. Просто надо к технике относиться по-доброму, ревизию вовремя проводить. В общем, аккуратно работать».

Работая аккуратно, ленинцы быстро засеяли все отведенные на весну площади. А их с каждым годом у них прибавляется — нынче 1,6 тыс. гектаров соседнего хозяйства взяли в аренду. Несмотря на трудности, племзавод развивается многим на зависть.

От камина — на дойку

О недополученной из-за снижения закупочных цен прибыли говорит и руководитель племзавода «Горшкова» Танзиля Идрисова. Это ее четырнадцатая посевная в должности гендиректора. До этого она, агроном по образованию, десять лет отработала зоотехником. «Какая была должность, на такую и приняли, — смеется она. — На селе универсалы живут, все могут».

Это предприятие считается в районе середняком, пояснили нам в администрации, есть более продуктивные хозяйства, есть и хуже. Среднее, по местным меркам, предприятие получает надой на корову более семи тонн, ежегодно тратит на покупку техники по 17 млн рублей. Поголовье скота здесь более тысячи, дойных коров — 340. Каждый день продают более шести тонн молока.

— Да вы еще нужды не видели, — пытаемся мы уколоть дюртюлинцев.

— А что делать, если у нас традиция — хорошо работать, — улыбается в ответ Танзиля Идрисова.

 Впрочем, в беседе упоминаются и трудности. Они те же, что у любого хозяйства республики, да и всей страны: недооцененная стоимость продукции. Горшковцы даже при упавших ценах сохраняют рентабельность производства — молоко было на уровне 27 процентов, а теперь снизилось на 12 процентов. Зарплату работникам предприятие все равно пытается сохранить на высоком уровне — некоторые доярки на руки получают по 35 тысяч. Это, конечно, те, у кого выработка тоже высокая. «Они получают в зависимости от произведенного и проданного», — пояснили нам в бухгалтерии племзавода.

— Раньше техника была старая, а в последние годы купили новые комбайны, сеялки, трактора, автомобили, — рассказывает Танзиля Идрисова. — Да и вообще, за последние лет семь-восемь благосостояние селян заметно выросло. Вы по селу проехали — дома понравились? А внутри они еще лучше. Теперь в каждом деревенском доме ванна, туалет. Одна наша доярка камин соорудила, как в кинофильмах у нее теперь.

В своем автомобиле руководитель хозяйства возит армейский бинокль: выехав на пригорок, она подносит его к глазам и внимательно осматривает окрестные поля — и справа, и слева кипят работы. Мощные тракторы с прикрепленными сеялками бороздят поля. Картина из далекого прошлого. Если у кого наметились апатия и пессимизм, советуем съездить в гости к дюртюлинцам — работать они не разучились, а оптимизмом поделятся и с вами.

— Наши ребята говорят: если бы молоко стоило 22 рубля, а зерно — пять-шесть, то мы бы нужды не знали, — делится наболевшим главный инженер сельхозуправления Рузиль Садыков. — Как считаете, мечты не запредельные?

 

Опубликовано: «Республика Башкортостан» №57 | 22.05.2018

Автор: Ильдар АХИЯРОВ

Фото: Ринат РАЗАПОВ

 

Фотографии: 

Подписаться на ежедневную подборку новостей