По-другому работать не умели

Трудовой подвиг — неоспоримый символ советской эпохи. В каждом уголке нашей необъятной страны находились люди, которые умели трудиться на грани фантастики, бескорыстно, самоотверженно, не жалея себя. Фахира Гумерова, Фаукинур Султанова, Вафир Тайсин, Сафа Истамгалин,  Земфира Сагадеева — их имена золотыми буквами вписаны в трудовую летопись Абзелила. Как и имя героя моего сегодняшнего очерка — Айрата Галикееева. Знатный дояр. Депутат Верховного Совета БАССР. Кавалер ордена Трудовой Славы двух степеней. Заслуженный работник сельского хозяйства РБ. 43 года жизни посвятил он аграрной сфере района. Тонны молока  прошли через его  руки. Тонны…  

 

— Я ведь даже родился на ферме. Раньше на каждой имелся небольшой домик животновода. Так, что с первого вдоха моя жизнь уже была  связана с фермой,  — сообщил в самом начале нашей беседы Айрат Агзамович.

Приехав к Галикеевым, я без труда нашла знакомый дом на улице Молодежной с. Давлетово. Каким он стал красивым, нарядным!

— В прошлом году к встрече односельчан обновили и фасад, и ограждения. С дочерью сначала эскизы вычертили, как лучше сделать. А чтобы глазу веселее было, заборы решили сделать с вишенками, — улыбается Айрат-агай.

Я всегда подозревала, что за кажущейся суровой и внушительной внешностью моего героя кроется тонкая и чувствительная душа. Иначе не был бы он и артистом. Да, да... Айрат Агзамович — еще и очень талантливый самодеятельный артист, много лет игравший главные роли в спектаклях  театра Давлетовского СДК.

— В этом году его много раз приглашали участвовать в постановках, — присоединяется к разговору супруга, Сагиля-апай.

— Я считаю так: любое дело надо делать с душой. На ферме работал — от души, на сцене играл — от души. Полностью отдавал себя, всего, без остатка. Сейчас, к сожалению, здоровье подводит, поэтому лучше не браться, — отвечает ветеран труда.  

Такой он, Айрат-агай. Требовательный, прежде всего, по отношению к себе. И тут ничего не поделаешь.

— Помните, как работать начинали? — спрашиваю я.

 — Мне пятнадцать лет было, как раз окончил 8 классов. Однажды к  нам в Даутово приехал Валит-агай Хафизов, колхозный зоотехник.

— Пойдешь работать на ферму? Доить коров? — спросил он.

Я и согласился.

— И Вы ни капли не смутились?

— По поводу того, что придется доить коров?, — переспрашивает меня мой герой. — Ничуть. В то время по радио вовсю гремело имя дояра Шавали Вахитова из Куюргазинского района. Как доить корову, знал непонаслышке- дома все хозяйство, в том числе и корова, оставались на мне, когда мама уезжала в летний лагерь. Но в первый год  все же пришлось нелегко.

 Повезли меня в летник Янауловской фермы. В ту пору оборудованных летних лагерей еще не было. Прицепили к трактору будку, бидоны, вёдра взяли и поехали. Где остановились — там и летник. Дали мне 15 коров. Через неделю у меня все пальцы опухли с непривычки. Пошевелить — и то больно. А доить надо. Опытные доярки стали подучивать меня. Понемногу приноровился, да и руки окрепли... В 1975 году я решил бросить дойку и поехать учиться на шофера. Опоздал, учебная группа была уже набрана. Чтобы не терять время, вновь поехал на Кушеевский летник. А там встретил Сагилю. Какая учеба?! Оторваться от нее не мог. Так пропустил  набор и в следующую шоферскую группу. Потом ушел служить в армию. После демобилизации пришел на Давлетовскую ферму. Женился. Потом, правда, была возможность отучиться на шофера. Но все заботы уже были о семье…

  Сагиля Башаровна стала Айрату Агзамовичу самой преданной и верной спутницей жизни. 40 лет прошло со дня их свадьбы. А они все это время вместе. Не разлучались никогда: ни дома, ни на работе. Если у моего героя 43 года  трудового стажа на ферме, то у его жены — 38. 

— Когда Айрата избрали депутатом Верховного Совета БАССР, он начал уезжать на сессии в Уфу. Я заменяла его, доила и свою, и его группу коров, — рассказывает она.

Крепким тылом была Сагиля-апай. Всегда рядом и готовая помочь, поддержать —  тихо, спокойно, без лишних слов.

— Тяжеловато приходилось только, когда дети были маленькие. Три дочери у нас, разница между каждой два года. Уходим оба спозаранку и в будние дни, и выходные. Они спят еще. Бабушек и дедушек рядом нет. Никогда не  забуду такой случай: буран, свет отключили вечером. Дочки дома. Звоню по телефону с фермы старшей, учу ее, как зажечь лампу, именуемую в народе «летучая мышь». Научил. Успокоились с женой, продолжили  работу. А пришли домой, видим картину: спят на диване, а у их изголовья горит эта лампа. Одно движение, и она могла упасть. Просто чудо, что никто из них не шевельнулся во сне. Это был мне урок на всю жизнь, — даже спустя десятилетия Айрату Агзамовичу об этом вспоминать.

Одна половина года у Галикеевых проходила у них на Давлетовской ферме, а другая — на джайляу. В каких только летних лагерях ни довелось им поработать! На Кара-йылга, Каге, Ыргайды, Тайпаке, на склонах Крыкты…

— Как цыгане, объездили весь район с детьми, скотиной, домашней птицей, — вспоминают они.   

Сагиля-апай принесла папку с наградами Айрата Агзамовича.

— Да, награды, сыпались, как из рога изобилия, их много, — разглядываю я документы.

— Руководство  колхоза имени 22 партсъезда замечало мою работу,  и сам старался. Большинство наград за доярский труд. Последняя — звание заслуженного работника сельского хозяйства РБ получена за труд на Селивановской ферме ООО «Аграрий». Спасибо Ахтямову Наилю Зиннатовичу, — отвечает Айрат Галикеев.

В своей публикации я намеренно не привожу никаких цифр. Хочу сказать лишь о том, что мне самой приходилось видеть, как работал этот человек. Неистово, на совесть. Таким, как он, не нужны были никакие указания сверху, контроль и даже материальные поощрения. Просто они по-другому работать не умели. Никто не заставлял Айрата Агзамовича поддаивать коров после машинной дойки, чтобы «забрать» 1-2 литра молока, инстинктивно прибереженные коровой для теленка. Или отодвигать аппарат и браться за ручную дойку, когда он видел, что нет той молокоотдачи, которая должна быть. Вычищать до блеска карды.  

А. Галикеев и сегодня не сидит сложа руки. Увлекся садоводством, вкладывая и в это дело, по устоявшейся привычке, всю свою душу.

— Восемь внуков у нас подрастают. Сейчас, думаю, я им нужнее. Стараемся помочь им, чем можем, — говорит Айрат Агзамович.

 

Тансулпан ЮМАГУЖИНА, кореспондент газеты “Абзелил”

Фотографии: 

Подписаться на ежедневную подборку новостей