Нелошадиная судьба Лопушка

     Появлением в Дюртюлях КСК «Аргамак» мы обязаны одному человеку - бывшему руководителю нашего района - Разилю Му­сину. Сам неисправимый конник-любитель, некогда председательский сынок, вечно про­падавший на конном дворе, задался целью основать в Дюртюлях уникальное учебное заведение. Разиль Ситдикович вникал во все детали создания школы, знал всех лошадей по их кличкам, не говоря уже о тренерах и лучших наездниках.

       И теперь «Аргамак» - гордость нашего города и района. Это единственная конно­спортивная школа в республике, где дети занимаются бесплатно.

       Однако историю «Аргамака» безоблачной не назовёшь. В девяностые, наречённые лихими, позарился на школу московский толстосум. Будь тогда живым, а не убиенным, Разиль Мусин наверняка бы отстоял своё детище. Но тогда у руля стояла безвольная власть. Один за другим начали исчезать лучшие скакуны, побеждавшие не только в республике, но и на всесоюзных и между­народных соревнованиях. Невесть куда от­правили скакунов ахал-текинской породы. Кстати, эти лошади ныне в Туркмении - на своей родине - являются бесценным гено­фондом. Их запрещено теперь продавать за пределы страны ни за какие деньги. Вот такие лошади некогда были в «Аргамаке»!

       ...Сиротел на глазах дюртюлинский ма­неж. Приходила в упадок некогда достаточно крепкая материально-техническая база. Но нашлись неравнодушные люди: забили тревогу родители, тренеры, воспитанники школы, общественность района, встрепе­нулась, наконец, и власть. Было решено: восстановить «Аргамак»!

       Ровно двадцать лет тому назад снарядили делегацию на конезавод «Звёздочка», что в Ленинградской области. И этот некогда именитый конезавод переживал не лучшие времена. Перед взорами председателя колхоза имени Карла Маркса Ирека Камалова, главного зоотехника управления сельского хозяйства Рашита Ахметова и тренера КСК «Аргамак», известного конника Ульфата Зубаирова предстала нерадостная картина. Лошадей кормить нечем, об участии в соревнованиях  побеждать и речи нет., Конезавод влачил жалкое существование  лишь на энтузиазме отдельных сотрудников и конюхов. Чистокровки продавались за бесценок. «Грешно этим не воспользовать­ся!» - решили дюртюлинские посланцы. Тем более возвращаться ни с чем не хотелось.

       Из табуна отобрали восемнадцать ло­шадей - разновозрастных, породистых и не очень. По ним вопросов и разногласий — не возникало. ||

       Камнем же преткновения стал невзрачный мерин пяти лет от роду. Низкорослый. От холки до копыт сто шестьдесят сантиметров. Не только невзрачный, но и... незрячий на один глаз, этакий «гадкий утёнок», одним словом.

       - Что ты в нём такого выдающегося нашёл? - отговаривали Ульфата Рахимьяновича. -К тому же мерин, понимаешь, мерин! От него и потомства не будет, понимаешь, не будет! Посмотри, у него и родословная-то сомнительная.

       Но человек из Марса - есть такая деревня в Кушнаренковском районе, оттуда родом Зубаиров - стоял на своём твердо, упёрто.

       Он нутром чувствовал: эта лошадёнка с забавной кличкой Лопушок не будет лопухом на соревнованиях. Он пристально наблюдал, как местные спортсменки на тренировках совершают выездку, как уверенно, с за­пасом он берёт препятствия - конкур на языке конников. Хоть и на первый взгляд

стать у лошадёнки не была первостатейной, она преображается на манеже, чувствует себя уверенно, прыть, внутренняя пружина в ней заложена самой природой. А каков аллюр - походка, что рысью, что галопом. Да и иноходью не промах! Рисунок походки изящный, не искусственный, а природой наделённый.

Да, у быстроаллюрных лошадей глаза выпуклые. А при плохом зрении лошади бывают пугливы, обычно высоко поднимают конечности на ходу, спотыкаются, переби­рают ушами. Но всего этого у Лопушка нет! В его повадках чувствуются уверенность, сила, достоинство, если хотите. Он отзыв­чив - хорошо понимает желания всадника. Так что физические недостатки, некоторое несовершенство в экстерьере с лихвой могут окупиться при правильной и методичной работе, - убеждал Ульфат.

- Всё, лошадь оформляю на себя! - уль­тимативно и бесповоротно заявил Ульфат Рахимьянович.

       Так с его подачи, с его легкой руки началась настоящая легенда Лопушка. Вообще-то под легендой чаще всего подразумевают выдумку, миф. Совсем иной оттенок при­обретает слово «легендарный». Именно этот эпитет позднее надёжно закрепится за Лопушком.

       Уже через неделю, обретя постоянное место жительства в «Аргамаке», Лопушок участвовал в открытом первенстве Респу­блики Башкортостан по конкуру и произвёл настоящий фурор, с блеском заняв первое место. Причем он сделал это настолько убедительно, что ни у кого из судей не вы­звал сомнений. Горд был и Рифат Имамов, что сидел в седле.

       И уже через две недели Лопушок в соста­ве сборной команды в Оренбурге защищал спортивную честьреспублики. И вновьпервое место! Тогда в актив команды он принёс наи­большее количество очков. Слава Лопушка разошлась не только по республике. Его узнали все конники России! Теперь уже ни­кто не смел называть его калекой, хворой, стараясь не допустить до соревнований. А такие случаи, чего греха таить, бывали.

       Благодаря ему известность обрели Рифат Имамов, Ильнур Фарвазов, Ирина Махмутова, Вадим Салимханов, ставшие кандидатами в мастера спорта. Перворазрядниками стали впервые оседлав именно Лопушка, а потом навсегда прикипели к нему душой и телом. Сколько лет рукоплескал ему, неизменному участнику соревнований и представлений «Кыз куу», районный Сабантуй! Его судьбой не раз  интересовался и первый Президент республики Муртаза Рахимов.

       Загнанных лошадей... Сами знаете, что с ними делают. Отбегавших своё отправляют на мясокомбинат. Бывало, поступали и такие предложения. И не раз. Но непреклонен был директор «Аргамака» Ильшат Махмутов. Он отстоял! Честь ему и хвала! За особые нечеловеческие заслуги перед районом, перед республикой Лопушка было решено до последнего его часа оставить на довольствии КСК... Его тихо схоронили на территории «Аргамака». Неправда, тихо не получилось. Были возражения. Не полагается, мол, хоронить здесь. Место ему на скотомогильнике. Но вновь настойчивость проявил директор. А теперь Ильшат Леронович мечтает памятник поставить Лопушку. Уфимские ваятели уже и за дело взялись...

       Человек и лошадь. Говорят, год жизни ло­шади равен четырём годам жизни человека. Получается, Лопушок за 26 своих лошади­ных лет прожил 104 года жизни человека?

Хамит Набиев, районная газета «Юлдаш. Вести» (сокращенный вариант).

Фотографии: 

Подписаться на ежедневную подборку новостей