На своей земле

  С жителем Азналкино Халимом Муллагалямовым мы позна­комились в начале двухтысячных. Тогда Халим оформлял свой земельный пай после развала колхоза. Как известно, каждому из колхозников по закону полагается в собственность 7,4 гек­тара земли. Большинство из односельчан и сегодня сдают свои наделы в аренду сельхозпредприятиям. А Халим Салаватович и ещё несколько жителей Азналкино оплатили межевание, полу­чили документы на паи, стали ухаживать за землёй и уже два­жды засевали свои наделы многолетними травами, в основном, тимофеевкой. На днях мы ещё раз побывали в гостях у Мулла­галямова.

 - Не буду называть деревни, где поля зарастают елочкой, ска­жу только, что у нас в Азналки­но 117 человек оформили свои земельные паи. Сегодня на эти поля приятно посмотреть, бла­годаря этому и я могу держать такое поголовье скота, - расска­зывает хозяин обширного, хоро­шо устроенного подворья. - Дой­ных коров у меня пять, а всего – 17 голов КРС. Молоко, смета­ну, творог жена через день возит на центральный рынок. Хотя и недалеко, но все же, дорога – полно опасностей. Переживаю за нее. Она же мать моих детей. Но деваться нам некуда. Надо их растить, учить. Старшим еще помогаем. Работать надо много. Не как другие, - Халим указыва­ет на заросшие высоким бурья­ном соседние огороды. - Сколько наших односельчан от фанфури­ков на тот свет переехали!

Мы проходим на задний двор, где уже приготовлены к зимовке скирды сена.

- Здесь у меня на весь сезон хватит. И там, на другом огороде, еще есть. Инспектор из мини­стерства сельского хозяйства приезжал, посмотрел мою ско­тину и вынес благодарность. Вот трёх черно-пестрых телят для обновления породы прикупил. Им по четыре месяца. С поко­сом помогать дочь приезжает из Уфы. Сын в армии. Служит в Иркутске механиком-водите­лем. Еще подрастают два сына. Мне уже 52 года было, когда они родились, теперь им шесть. Ну а как же! Работаем и днем и ночью, – смеется Халим.

- Халим Салаватович, а как с потравами?

- С бродячей скотиной беда. Серменевские донимают, поля вытопчут - много ли сена убе­решь? А без него скотина голод­ная. Значит, и нам есть нечего! Хотя и новые руководители в сельские администрации при­шли, а движения в этом плане не чувствуется. Можно хоккейными командами заниматься, празд­ники проводить, но если табуна в деревне нет, я считаю, глава администрации плохо работа­ет. У нас в Азналкино, навер­ное, один табун во всем районе собирается: на 167 дворов 328 только дойных коров. Я, как ста­роста деревни, агитирую всех пасти коров в табуне. Следим за ними сами, по очереди; первого мая начинаем и до белых мух. А вот моя механизация для уборки картошки, - Халим пока­зывает нехитрое приспособле­ние для трактора. – Картошки в этом году мало. Говорят, в Узяне она уродилась...

- Из механизации у вас один тракторишка? – намекаю на сто­ящий перед воротами механизм.

- Да, его же соляркой заправ­лять надо, – улыбается Халим. - У меня для перевозок еще пять кобыл есть, надо бы еще три-четыре лошади добавить. В бане на печке кашу для скотины варю, как на фермах в советские време­на. «Газель» комбикорма на сезон для неё покупаю. Летом молока много, каждый день в город про­давать возим. И всё уходит.

- Да, - подтверждает вышед­шая посмотреть на гостей жена Халима Венера Самситдиновна. - Я уже двадцать лет молоко на рынок вожу. Из Азналкино чело­век тридцать в городе молоком торгуют. Добираемся на своем транспорте или на попутках…

Заходите, чай будем пить. У нас вкусной воды много, - приглашает хозяйка.

Чай у Муллагалямовых дей­ствительно вкусный. В их про­сторном доме тепло и уютно. Как бывает у ответственных и рабо­тящих людей.

Леонид ШВЕЦ

Фотографии: 

Подписаться на ежедневную подборку новостей