Кумысное дело Белорецка

Наш автомобиль вновь объезжает старый коровник и по насыпанной еще в колхозные годы щебеночной дороге направляется на летнюю ферму, что в трех километрах от Азнагулово. На широкой лесной поляне у ручья два небольших сруба огорожены штакетником, рядом в большой карде с десяток маленьких жеребят. Здесь же, наполняя всю округу звоном колокольчиков,  кружатся их матери,  неплохо откормленные кобылы, годовалые жеребчики. Занятая  хозяйственными заботами доярка Фирюза Сафина успевает делиться повседневными новостями:

- Кумыс делаем с июня до сентября, - рассказывает нам Фирюза. – Дойка - четыре раза с девяти утра до пяти вечера. На ночь кони с жеребятами уходят в лес. В сутки получается до 30 литров. Кумыс отправляем в Серменево, в магазин. Бывает, покупатели и сюда приезжают. К выходным, на свадьбы берут. Издалека люди по делам в город приезжают и к нам наведываются. На следующий день ничего не остается. Наш кумыс на лесных травах. Приготовленный напиток тут же разбирают, на следующий день ничего не остается.  Мы и цену сбавили до 150 рублей за 1,5 литровые бутылки.

- Ферма и кумысное хозяйство здесь работают со времен колхоза им Калинина, - рекламирует хозяйство Красавин. - Сегодня это ПКС «Урал». Напиток на местных травах, очень полезен при лечении органов дыхания, убивает туберкулезную палочку. Так что звоните нам, приезжайте и всегда будете здоровы.

Заинтересовавшись технологией изготовления кумыса, разуваемся и входим в помещение. От дровяной печки в кумысной тепло, важное, в том числе и для кумыса. Сам же напиток зреет в высоком, конусом кверху, бочонке.

- Всю жизнь дояркой работала - говорит Сафина, - а с лошадьми с десятого года. Теперь уже на пенсии. Если попросят, заменяю доярок на ферме, там сейчас работы меньше стало.

- Муж у неё, Вахит, тоже работал заведующим фермой, - добавляет Красавин, - имеет золотой значок и награжден грамотой руководителя республики.

На шум от лошадей к нам подходит еще один работник летней фермы – Галип Кутлубаев.

- Они же на месте не стоят, - кивая на лошадей, интересуемся у коневода. – За ночь могут в любую сторону далеко уйти. Как вы знаете, где их найти?

- Кутаз за полтора-два километра слышу. Бывает, за Ташмуруном нахожу (Галип показывает на ближнюю гору). Колокольчик и звери слышат. Ни волк, ни медведь близко не подходят. Я их следы вижу. В прошлом году у соседей 20 овец вдруг пропали. Никто ничего не знает.

– У нас другой жеребец, - говорит Красавину. - Позавчера старого на конезавод увезли. Больше трех лет не держим. В прошлом году в начале декабря лошадей в загон закрыли, овсом подкармливали. А в лес выпустили в начале мая. За травой на сенокос в августе поедем.

- Кормов у Рауфа всегда хватает, - комментирует заботу о животных руководителя  хозяйства Рауфа  Халитова  Красавин.

Ну вот, наша короткая проверка завершена. Галип вновь собирает свой табун в карду. Перестук колокольчиков становится гуще, старшие кобылы не позволяют молодым протиснуться вперед. На кумысной подошло время очередной дойки.

 

Леонид ШВЕЦ.

 

 

 

Фотографии: 

Подписаться на ежедневную подборку новостей