И вновь боремся с потравами

«Численность транспорта на дорогах республики растёт, а порядка в организации выпаса сельскохозяйственных животных по-прежне­му нет. Пренебрежительное отношение к правилам выпаса животных приводит не только к материальным потерям, но и к человеческим жертвам. В оставшиеся осенние месяцы руководителям сельскохозяй­ственных предприятий и частным владельцам скота не следует забы­вать об этом», - это отрывок из письма Министерства сельского хозяй­ства республики, которое было направлено в муниципальные районы.

В документе также говорит­ся, что руководителям сельсо­ветов необходимо отслеживать выполнение маршрутов прогона животных и позаботиться об уста­новке на них дорожных знаков. Выпас животных должен вестись на пастбищах под надзором вла­дельцев или назначенных к этой работе лиц. Для повышения ответ­ственности хозяев за выпас и содержание лошадей и крупного рогатого скота по решению мест­ного самоуправления проводит­ся обязательная идентификация животных (таврение, биркова­ние, чипирование, татуирование, выжигание номеров на рогах).

- Аварии от столкновения с транспортом, кражи скота – обя­зательные факторы безнадзор­ного содержания животных, - комментирует этот документ начальник муниципального отде­ла сельского хозяйства Максим Сулейманов. - Большего поряд­ка в решении этого вопроса уда­лось достигнуть на территории Азикеевского сельсовета. Зато совершенно бесконтрольно скот выходит на автотрассы Серменев­ского и Абзаковского сельсоветов. Открыть ворота дома и выпустить на самовыпас до темноты, а то и на несколько дней корову, козу и прочую скотину – обычное дело для многих жителей. Меж тем, без­надзорные животные не только мешаются на дорогах и привлека­ют внимание джентльменов уда­чи. В сельской местности безнад­зорные стада вытаптывают чужие посевы. Это вам не безобидное поедание травки на городских газонах. В том числе и для сдер­живания бесконтрольного выпаса ветеринарная служба приступила к идентификации (биркованию) сельскохозяйственных животных. Однако, как показывает практика, это лишь один из шагов на пути к решению застарелой проблемы.

- По территории нашего сель­совета проходят и республикан­ская автомобильная, и железная дороги. Как снег сходит, мы начи­наем про табуны думать, - говорит глава Азикеево Райля Зайнул­лина. – Чтобы меньше скотины выходило на дороги, вместе со старостами назначаем собрания, беседуем с населением. Этим летом табуны организовали в Азикеево, Азналкино, Чёрновке, Ахмерово. В Азналкино скотину пасут по очереди. В Кадыше табун организовали без нашей помощи, а в прошлом году там волк напал на овечку даже при пастухе. В Буганаке до конца покоса собира­лось три табуна. Один из них - для молодняка. За каждое животное люди отдавали пастухам по 500 рублей в месяц. В Ахмерово пла­тили поменьше, кто как догово­рится. Деньги собирали уполно­моченные. Они же платили пас­тухам. В Чёрновке хозяева скота рассчитывались сеном, а в Бугана­ке по ведру картошки добавляли. Пастухи работали до конца поко­са. Но есть такие жители, которых призвать к порядку не получает­ся. Их скотина и бродит по лесам, выходит на дороги. Каждый год приходится заниматься с одними и теми же людьми. Первым делом кивают на соседей: вот их заставь­те в табун гонять, потом ко мне приходите!

- А биркование животных везде провели?

- В Азикеево быстро получи­лось. Весь КРС и коз забирковали, а по Буганаку затормозилось, там много животных. Оттуда жители отгоняют их в табун к фермерам. Конечно, люди боятся налого-

обложения. Объясняем, что бир­ки - для учета. А в будущем и справки без бирки выдавать не будем, и на ярмарку мясо не увезешь. Участковый приезжает к нам лишь по экстренным слу­чаям. В прошлом году мы с ним вместе провели обход хозяйств, оштрафовали двоих, но эффек­та не добились. Еще сложнее с табунами лошадей, которые тоже часто стоят на дорогах.

В окрестностях Азналкино сно­ва объявились волки. В этом сезо­не задрали жеребенка. Эффек­тивных методов для наведения порядка с выпасом нет. Если у человека 15 голов скотины, и он должен отдать за табун 7,5 тысяч рублей, то и штраф он заплатит легко, - рассказывает Райля Зай­нуллина.

Завершив беседу, выезжаем на уфимскую трассу и направляем­ся в Серменево. Сразу за дерев­ней, прямо на левой обочине и придорожной полосе выщипыва­ют осеннюю траву с полдюжины коров и бычков. Еще через полки­лометра дорогу спокойно перехо­дят два десятка овец. И те, и дру­гие движутся привычно и уверен­но, без пастухов.

- Раньше, в подобной ситуации, мы бы их просто взяли и задержа­ли, если бы не объявился хозяин, через три дня сдали на мясоком­бинат, - комментирует по дороге Максим Сулейманов. – Вот эти и другие бывшие колхозные паи, - Сулейманов указывает на вытоп­танные скотиной поля, - уже дав­но пустуют по этой же причине. Спрашиваю пайщиков: почему не занимаешься землей? – Уберите скотину с полей! Распашу и засею, - отвечают. А как ее убрать, если даже административные штрафы через суд оспаривают.

В Серменево на эту же тему разговариваем с главой админи-страции Лилией Сибагатовой.

- В Серменево насчитывается больше 200 голов КРС. В апре­ле мы трижды проводили сходы, за три дня объявления разве­шивали. Первый раз пришли 40 человек, в последний – не боль­ше десятка. Нашли пастухов, по 400 рублей платить договори­лись. Но после двух недель табун развалился. Не выгоняют коров, не хотят платить. Спрашиваешь: почему твоя скотина бродит? Отвечают: «Дайте пастуха!» Так вот же давали! - Платить нечем! Один грамотный хозяин на все сходы приходил. А потом пишет мне письмо: ваша обязанность организовать табун! И ответ тре­бует письменный ему направить. Спрашиваю его: так что же ты не выгонял в табун? – Сам буду пас­ти! Но не пасет. Вот такой у нас умный народ. Есть специалисты по любому поводу в прокура­туру писать. И пастуху не хотят платить, и от штрафов через суд отбиваются. У кого много скоти­ны, те и сбивают нам весь график. В пастухи неплохие ребята под­бираются, но платить им не хотят, и они бросают работу. И по оче­реди людей пасти не заставишь. В прошлом году тоже не больше месяца табун держался.

- А аварии на дорогах в этом сезоне из-за скотины были?

- Двух лошадей сбили, их хозя­ев так и не нашли. Когда теленка сбили, у него бирка была. Но и в тот раз хозяина почему-то не нашли. Люди знают, что за ремонт машины до 200 тысяч насчитают. Из-за бродячего скота пайщики от земель отказываются. Самый удобный пай - километров семь за селом. Распахал, многолетней травой засеял и лет семь коси. Но народ давно не сеет – потравы не дают.

Выслушав представителей ад-

министраций, двигаемся через Серменево к местному предпри­нимателю, производителю кумы­са Рауфу Магафурову.

- Давайте посчитаем, - рассу­ждает по дороге Сулейманов. – По 500 рублей с головы - уже 50 тысяч за сто голов. На двоих или даже на троих пастухов - непло­хая зарплата. А чтобы воспитать всю деревню, любому админист­ратору или участковому надо все дела оставить и две-три недели проверять соблюдение поряд­ка. Штрафовать каждый день да через день. И акты составлять рано утром, когда скотину выго­няют, а потом и вечером – по воз­вращении во двор.

Рауфа застаем на краю поля за привычным делом. Кувалдой фермер забивает стойки и гор­былем восстанавливает ограду большой поляны. Метров за три­ста рокочет трактор, косит засох­шую траву.

- С кормами в этом году не угадал, - сокрушается фермер. - Теперь подбираю остатки, чтобы на зиму хватило. Лет пять здесь уже не косят. Надо в сельсовете спросить, чье это поле. Я бы заго­родил под покос. Заборы от чужой скотины каждый день строю, но конь знает, где можно сломать. Грудью нажал и свалил. А вы, зна­чит, по табунам разбираетесь? Да, жалко. В Серменево весной хоро­шие пастухи были. Две недели пасли, а потом отказались. А мои коровы вон там с пастухом ходят, - Магафуров показывает в дальний конец поляны.

Снова садимся в легковушку и подъезжаем к пастуху (на снимке сверху), армейскому сослуживцу Магафурова.

- Из Абзелиловского района приехал, - говорит Рауф. - Мы с ним в Германии служили. Второй год у меня работает. Мне по биз­нес-плану пять лет надо троих работников держать. Еще доярка из Архангельска у меня работает.

- А своих, серменевских, почему не берёте?

- Свои у магазина дежу­рят. Стреляют у прохожих по 50 рублей. Работать их уже не заста­вишь. Я тракториста брал по дого­вору. Неделю поработал, деньги получил и пропал.

Как сказал заместитель начальника Белорецкого ветери­нарного участка Олег Кортюков, биркование и другие способы идентификации сельскохозяйст­венных животных с начала года проводятся в животноводческих хозяйствах всех форм собствен­ности на территории сельских советов Белорецкого района. К началу сентября в ходе санитар­ной обработки и прививок бир­ки прикреплены к ушам более тринадцати тысяч голов крупного рогатого и почти четырех тысяч - мелкого скота, что составляет 80 процентов численности сельско­хозяйственных животных в горо­де и районе. Перед ветеринарами поставлена задача - до конца года завершить эту работу.

Впрочем, как было сказано в начале материала, биркование – лишь одна из мер на пути в наве­дении порядка с выпасом скота. С вольным выпасом животных на полях местные власти боро­лись во все времена. Об этом в своих рассказах больше ста лет назад упоминал и Антон Чехов, указывая, что жалобы о потравах и прочих повреждениях полей и лугов в числе других дел раз­бирал земской начальник. Судя по современным публикациям в СМИ и Интернете, иски о поте­рях урожая, особенно в южных сельскохозяйственных регионах, вынуждены принимать к произ­водству и судебные инстанции. В рекомендациях землепользо­вателям по этому поводу указы­вается, что в соответствии со ста­тьей 62 Земельного кодекса, в случае потравы посевов, порчи или уничтожения находящего­ся в поле урожая, повреждения насаждений или иного вреда соб­ственники и арендаторы земель­ных участков вправе обратиться в районный суд, в полицию и в муниципалитет. Последний обя­зан назначить комиссию, акт кото­рой является для суда основным доказательством по иску. В акте должен быть описан земельный участок и права на него, виновные и потерпевшие лица. Также ука­зываются источники, из которых комиссией сделан вывод о коли­честве и принадлежности скота, испортившего посевы, сведения о лицах, проводивших замеры потравленных угодий.

В завершение напомним сло­ва одного из фермеров нашего района о том, что животные и уро­жай на полях представляют собой собственность соседей по дерев­не. Отправляя лошадей и коров покормиться на чужое поле, их хозяин практически ворует у соседа урожай.

"Белорецкий рабочий" от 21 сентября 2018 года №76
Леонид ШВЕЦ. Фото автора

Фотографии: 

Подписаться на ежедневную подборку новостей