Главным было слово «надо»

Уважаемый ветеран труда, как и прежде, живет в родной деревне  Кушеево со своей супругой Гульсирой Салиховной.

— Что и говорить, благодарны Всевышнему, что обоим подарил такую счастливую  и долгую жизнь, — говорят они.

А начало жизненного пути для Иштимер-агая складывалось не безоблачно. Отца призвали на фронт, откуда вскоре пришла и похоронка.

— Мать ненадолго пережила его, и мы с сестрой остались сиротами. Давлетбика-апай была старше меня на 8 лет и работала тогда на овцеводческой ферме. Я стал ей помогать там. Учебу пришлось бросить, успел закончить всего 5 классов школы. Надо было зарабатывать себе на хлеб, — вспоминает ветеран труда.

В 1951  году его отправили в ФЗУ. Получив рабочую специальность, он устроился работать в Магнитогорское монтажное управление треста «Уралметаллоконструкция». В 1954 году ушёл в армию.

— Три года я служил. Вернулся оттуда с Похвальной грамотой, которую храню до сих пор. Очень мне она дорога,  — говорит Иштимер Айсаевич.

Читаю: «За успехи в боевой и политической подготовке награждаю Вас Похвальным листом. Выражаю уверенность, что Вы и впредь будете служить примером добросовестного исполнения патриотического долга перед нашей великой Родиной — Союзом Советских Социалистических Республик».

Да, подполковник Малиновский, подписавший документ, был не зря уверен. Хороший солдат Иштимер Кинзельбаев оказался потом и замечательным тружеником.

— После возвращения из армии познакомилась с ним и я. Он приехал работать в Абдулгазино. А через год он перевез меня в свою родную деревню. Угла своего у нас не было. Помогли мои родители, дали сруб. Десять его рядов я сама наравне с мужем подняла. Потом приехали мои братья, достраивали дом вместе с ними. В общем, вскоре переехали мы в свое жилище, — рассказывает Гульсира Салиховна.

В деревне И. Кинзельбаев вновь вернулся к привычному для него делу — стал чабаном.

В начале 60-х выучился в Таштимеровском СПТУ на курсах тракториста-машиниста. Но долго на железном коне не проработал — куда интереснее Иштимеру Айсиевичу оказалось все-таки работать на живом коне. При пастьбе рядом всегда были его верные помощники — лошадь и собаки.

— Вместе с напарником брали 1000 овец. Старались. Стопроцентная сохранность ягнят — со  ста голов два ягненка уже твои, это премия. За привесы премировали. Я всегда внимательно наблюдал за отарой. Вижу слабую овцематку — сразу метку на ухо, бракую.  Плохо кормит, ягненок слабый, — тоже метку. Таким образом, до 70 голов выбраковывал, но зато сводил к минимуму и падеж животных, и оставшиеся животные были сильны и здоровы, при хорошей пастьбе давали прекрасные привесы, — рассказывает бывший чабан.

С начала 60-х и до конца 80-х Иштимер Кинзельбаев являлся одним из передовиков в своей профессии. Пять раз награждался красной лентой на сабантуях, как лучший чабан района. Добивался  самых высоких показателей по району: на 100 овцематок  — 124 ягнёнка, товарный настриг шерсти с 1 головы — 4 кг 700 граммов.

— Годы работы вспоминаю с теплотой. Трудились много, от овец не отходили ни зимой, ни летом, зато имели и хорошую зарплату, и уважение среди людей. Слово «надо» ставили выше своих личных интересов. Однажды перед самым выходом на пенсию пришел ко мне зоотехник колхоза. Говорит, что все машины задействованы на уборке, а надо в Белорецк на мясокомбинат сдать такого-то числа 1000 бракованных овец. Что делать? Надо перегонять. Два чабана на конях — я и Виль Ишбирдин, две собаки, зоотехник на машине грузовой — отправились в путь. Четыре дня гнали стадо. В последнюю ночь перевели отару через Агидель по мосту, когда движения по нему, можно сказать, не было. В целости и сохранности сдали овец на загон близ станции Укшук. Выполнили задачу, — вспоминает И. А. Кинзельбаев.

После выхода на заслуженный отдых Иштимер-агай проработал еще три года. Пас молодняк. Сейчас уже 22 года, как на заслуженном отдыхе.

— Но конь по-прежнему при мне. С 1959 года он  всегда со мной.  Есть у меня участок. В прошлом году сеял на нем овес, ячмень, гречиху, картофель. В этом году тоже планирую посев, — делится он.

С супругой Гульсирой Салиховной они воспитали, поставили на ноги, помогли построить свои дома пятерым сыновьям и двум дочерям. Сейчас, когда собираются все в родительском доме, яблоку бывает негде упасть. В последний раз повод был более, чем значительный: 85-летие главы семейства. А мы желаем Кинзельбаевым отметить в их красивом и нарядном доме еще не один юбилей.

Тансулпан ЮМАГУЖИНА, кореспондент газеты “Абзелил”

Фотографии: 

Подписаться на ежедневную подборку новостей