Если ветер в лицо - не гнись, если грянет беда - крепись (Янаульский район)

… Ее разбудил ночной дождь, барабаня в окно крупными каплями. Сирена поднялась с постели, прошла на кухню и, включив свет, прислонилась лбом к холодному стеклу. В саду между яблонями сиротливо мокли ульи. Сердце молодой женщины тревожно сжалось. «Не наберут нынче мои пчелы меда, – тяжело вздохнула она. – Нет погоды». Постояв еще немного, женщина вернулась в спальню. Но сон не шел. 

Год, разрушивший счастье.

Под монотонный мотив ночного дождя воспоминания ее умчали на несколько десятков лет назад – в яркое, солнечное лето 2002 года. Это было счастливое время: рядом любимый муж Ильфир, подрастала дочь Айсылу, Сирена была беременна вторым ребенком. То лето было суетливое – Ахмадуллины начали строить дом в родном селе мужа – в Ижболдино. …Вот она украдкой всматривается в лицо мужа. Ильфир сильно похудел, часто отказывался от завтрака, обеда. Успокаивала себя, объясняла это беспокойным характером мужа и бесконечными хлопотами по строительству. Но любящее сердце подсказывало, что все-таки мужу нужно срочно показаться врачам, не откладывая в долгий ящик. Спустя некоторое время она стала замечать, что по утрам Ильфира тошнит, он стал реагировать даже на запахи. Время шло, на ее уговоры идти к врачу супруг отмахивался, говорил, что все пройдет. Рано утром уезжал на работу (трудился водителем в Краснохолмском УБР), после смены допоздна пропадал на стройке. Так и лето прошло. В сентябр е р одила сь дочь Айгуль, а уже через год Ахмадуллины справили новоселье. Друзья, родственники, близкие, пришедшие на праздник, желали молодой семь е благополучия, долголетия и еще наследника – сына. Но всему этому не суждено было сбыться. Время шло, мужу становилось все хуже. В больницу Нефтекамска Ильфира насильно повез старший брат Ильфат. В тот день по дороге случился первый приступ. Диагноз врачей был категоричен: «приобретенный порок сердца», срочно нужна операция.

Ильфир знал, что не вернется

Какая болезнь дала осложнение на сердце мужа, Сирена до сих пор не понимает. Может, это ревматизм, которым болел Ильфир после девятого класса? Может, отголоски службы в армии, которую он проходил в зоне ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС? Когда оформляли инвалидность, Ахмадуллины отправляли запрос на место службы, на Украину, но оттуда пришел ответ о том, что воинской части, где служил Ильфир, не существует. Видимо, все засекречено… Но это уже было неважно. Нужно было продлить мужу жизнь. Для молодой супруги дни воссоединились с ночами, время разделилось на передышки между приступами, на периоды от одного курса лечения до другого. Семья жила на пособие по инвалидности, которое составляло жалкие три тысячи рублей. Девочки были еще совсем малы, они также требовали от мамы свою долю ласки и любви. Сирена старалась. Ни взглядом, ни вздохом, ни словом она не огорчала мужа. Ее слез муж также не видел: когда уж становилось совсем невмоготу, женщина плакала украдкой. Операцию на сердце сделали в республиканской клинической больнице в марте 2006 года. После нее Ильфир в сознание не пришел. Из Уфы его привезли в гробу… - Он знал, что домой уже не вернется, - вспоминает Сирена. – Поэтому все откладывал поездку. В то раннее утро, когда мы уезжали в Уфу, он подошел к спящим дочерям и произнес: «Жаль, что не увижу, как они растут».

Как жить дальше?

Сирене тогда было 33 года. Похороны, боль, безысходность. Старшей дочери семь лет, младшей – три. В голове вертелся единственный вопрос, на который она не находила ответа: как жить дальше? Работы не было, денег тоже. Правда, мама, сестры и братья, свекор и свекровь не оставляли их одних ни на один день, но она как мудрая женщина понимала, что вечно так продолжаться не может. «Я даже представления не имела, что дочерям положена пенсия, – говорит Сирена. – Подсказала об этом тетя мужа. Спустя три месяца почтальон принес мне собравшуюся сумму. Помню, что первым делом купила на зиму дрова». Огромную поддержку оказывали семейные друзья. Сирена именно тогда поняла, что настоящая дружба действительно познается в беде. Потому как рядом остались самые верные. Друг мужа Марсель первым напомнил ей, что без присмотра в саду стоят четыре пчелиных улья. «Держись за них, - сказал он. – В них найдешь поддержку». В тот период убитая горем молодая женщина ни о чем не хотела думать, лишь со слезами на глазах отмахивалась: «Ничего не хочу, ничего не надо!». От судьбы не убежишь, говорят в народе. Только Всевышний знает, кто насколько силен, поэтому и испытаний он посылает человеку столько, сколько он сможет вынести. Страх и состояние безысходности постепенно начали отступать. Сирена, покрепче обняв своих дочерей, шагнула в новый мир. В мир вдовы. Научилась не слышать и не слушать сплетен, кривотолков. В течение года сумела достроить баню, гараж. Увеличила поголовье скотины в хозяйстве. Старательно училась ремеслу пчеловода. Айсылу, окончившая второй класс, уже по мере сил и возможностей помогала маме. Количество ульев год за годом увеличивалось. На вырученные от продажи меда деньги она одевала и обувала дочерей, вела хозяйство.

Мама – самый надежный друг и советчик.

Вторым потрясением в жизни Сирены, наверное, стало закрытие школы в Ижболдино. Айгуль успела окончить лишь первый класс. Самая близкая к селу школа находилась в поселке Краснохолмский, что в Калтасинском районе. При одной из школ был интернат, Сирена отнесла документы дочерей туда. Айсылу в новом коллективе освоилась быстро. Но с Айгуль начались проблемы, для ребенка перемена места учебы стала настоящим стрессом. Она категорически отказывалась ходить в школу, жить в интернате. Уговоры на нее не влияли. Девочка согласилась только тогда, когда мама дала слово каждый день забирать ее домой. Так и пришлось Сирене в течение учебного года, пока дочь немного не подросла и не адаптировалась, каждое утро на автобусе везти ее в Краснохолмский, провожать до дверей школы. Затем она ехала обратно в Ижболдино, занималась хозяйством. К окончанию уроков мама снова встречала дочь возле школы, и они ехали домой. Сегодня Айгуль уже семиклассница, круглая отличница, и на рассказы матери про ее «вопрос ребром» скромно улыбается. Дочери знают, мама – самый надежный друг и советчик. Она никогда не оставит их в трудную минуту. Сирена в свою очередь думает: «Я живу так, чтобы никто и никогда не упрекал их моим именем, стараюсь, чтобы дочери гордились мной». Старшая дочь Айсылу нынче окончила первый курс Нефтекамского нефтяного колледжа. Выбор профессии – банковское дело, это ее мечта с детства.

Семнадцать лет – жизнь как на ладони.

Ижболдино и родно е село Сирены Гильфановны – Сандугач – расположены по разные стороны Янаульского района. Познакомились Сирена и Ильфир, можно сказать, через общих друзей. Молодой человек, у которого уже был печальный опыт создания семьи, долго искал надежную и добрую девушку. Поэтому и к Сирене присматривался осторожно. Дружили полтора года. Родителям Сирены избранник дочери понравился, мудрая Дуся апа и Гильфан абый против их союза ничего не имели. Нынче исполнилось 17 лет, как Сирена переступила порог Ахмадуллиных в качестве невестки. К сожалению, с мужем успела пожить из них лишь семь. Оглядываясь назад, в прошлое, молодая женщина нисколько не кается в выборе. Судьбой распоряжаются свыше, считает она. Верно храня светлый образ мужа в сердце, всю свою любовь и нежность сегодня отдает она дочерям. Девочки в свою очередь стараются во всем походить на маму, такие же ласковые и добрые. Сирена благодарна свекру и свекрови за неустанную заботу и поддержку, за моральную помощь. Насколько хрупок и беззащитен вдовий мир, насколько горьки бывают ее слезы, знает лишь она сама. Хотя в последние годы слез уже нет. Она окрепла, научилась не бояться принимать кардинальные решения. Так было, к примеру, когда покупала квартиру в Краснохолмском. – На руках была лишь половина от стоимости квартиры, – рассказывает Сирена. – Поверила мне хозяйка квартиры и оформили мы с ней оплату в рассрочку. За полгода я с ней расплатилась. Спасибо моим пчелам. В Ижболдино об этой улыбчивой и доброй женщине каждый может сказать только хорошее. В деревне ведь от постороннего взора ничего не скроешь, здесь у каждого вся жизнь – как на ладони. Без каких-либо лозунгов и красивых фраз, без корысти и зависти Сирена ведет свою жизнь скромно и тихо. Люди, не понаслышке знающие, через какие тернии пришлось ей пройти, удивляются ее простоте, силе воли и душевности. 

Гульчачак Тимершина, корреспондент газеты "Янаульские зори".

Фотографии: 

Подписаться на ежедневную подборку новостей